Экология

Охрана птиц

В особенности опасна интродукция паразитов и возбудителей болезней, так как не сталкивавшиеся с ними-местные виды оказываются беззащитными. Один из таких примеров у нас — завоз в бассейн Арала каспийской севрюги (акклиматизация не удалась, и при этом был завезен жаберный сосальщик, вызвавший массовую гибель местного эндемика — аральского шипа).
Масштабы интродукции в мире сейчас велики, и особенно сказывается влияние новых вселенцев на выживание аборигенных видов рыб и птиц; оно значительно дл» судеб рептилий, амфибий и млекопитающих. К 1978 году на Гавайских островах было интродуцировано 22 вида млекопитающих, около 50 птиц и несколько сотен цветковых растений. А со времени географического открытия этих островов вымерло 30 процентов аборигенной орнитофауны, 34 процента видов моллюсков и под угрозой исчезновения несколько десятков процентов видов гавайской флоры.
Доля заносных диких и дичающих культурных растений (адвентивные виды) во флоре многих стран Европы, Канады, Японии и ряда штатов США составляет от 10 до 20 процентов. В Англии адвентивные виды составляют сейчас до 29 процентов флоры и свыше 60 процентов видов животных (позвоночных) завезенные, в том числе четвертая часть всех обитающих там млекопитающих. Известно более 2500 видов насекомых, проникших в Северную Америку с других материков, причем основная их доля занесена людьми непреднамеренно — в транспорте, с багажом, товарами, на одежде, с саженцами, семенами. И с фактами такой интродукции приходится считаться, когда они приводят к нарушению местообитаний других видов или к прямому уничтожению, вызывают коренную перестройку экосистем.
Важно то обстоятельство, что из-за необоснованной или непреднамеренной интродукции и акклиматизации, с одной стороны, и вымирания специфических форм жизни вследствие других рассмотренных причин, с доугой, увеличивается однородность (гомогенность) флоры и фауны крупных регионов мира. Последствия такого объединения, сближения и унификации неблагоприятны для человека и его будущего прежде всего потому, что оборотной стороной медали является потеря качественного многообразия живой природы.
И по сути дела, охрана генофонда биосферы означает сохранение именно бесценного разнообразия биологических форм, которое возникло за миллионы лет эволюции...
Речь идет о резервах приспособления живой природы к изменениям в биосфере, происходящим под влиянием человека?
Прежде всего о возможности сохранения экологического равновесия, которое создается и поддерживается живой природой, позволяя человеку существовать на Земле; конечно, от качественного многообразия живого зависит и все остальное: возможность поддержания существующих биогеоценозов, их реконструкции и> создания новых. Но уничтожение видов — реальна» угроза существованию биосферы, на определенном этапе оно может привести к разрушению экологического равновесия. Собственно, это обстоятельство и определяет центральное положение вида в проблеме охраны-живой природы.
Как известно, для жизни сообщества важен не только состав формирующих его видов (их перечень), но и само разнообразие видовое, фактически определяющее устойчивость, надежность функционирования всей системы, жизнеобеспечения. Ведь именно с недооценкой этого связаны многие проблемы монокультурного сельского и лесного хозяйства — непрекращающаяся борьба с так называемыми вредителями, которую никогда не выиграть в таких условиях.
Видовое разнообразие обычно высокочувствительно к внешним (в том числе антропогенным) воздействиям на сообщества. И влияние, например, загрязнения резко снижает разнообразие, наряду с теми причинами, о которых уже говорилось. А если учесть, что темп естественного возникновения видов в последнее столетие в десятки (если не в сотни раз), ниже, чем вымирания, можно прийти к выводу, что мы являемся свидетелями беспрецедентного в истории Земли упрощения как отдельных экосистем, так и биосферы в целом!
Пока нет ответа на главный вопрос: каков возможный предел этого упрощения, за которым последует деградация «систем жизнеобеспечения» биосферы. Расчеты и аналогии показывают, что любая экосистема функционирует нормально, если она даже потеряла несколько процентов своей сложности. Но достаточно превысить некий критический порог (а последней каплей может стать исчезновение того или иного вида), как она переходит на другой «рабочий уровень», всегда на более низкий.
Сохранится ли экосистема на этом новом уровне — другой вопрос, потому что нельзя же допустить, чтобы биосфера стала «работать» плохо. Можно предположить, что в пределах «правила 10 процентов» нарушенная экосистема еще будет функционировать за счет перераспределения потоков вещества и энергии, но за этим рубежом наступает ее деградация во времени.
Все же конкретно оценить состояние экосистем с этой точки зрения мы не можем — еще недостаточно знаний, чтобы предсказать такие события. Более того, значительная инерционность биосферных процессов может скрыть от нас те нарушения и напряжения, которые постепенно накапливаются в экосистемах. И конечно, было своевременным решение Комиссии по редким видам МСОП, принятое в 1983 году, начать подготовку «Серой книги», призванной отражать проблемы сохранения целостных экосистем и ландшафтов, включая агробиоценозы.
 


Обсудить вопрос в студенческом форуме

 

Сайт содержит информацию о учебном заведении и студенческой общине и не является официальным