Экология

Экология и хищники

Существуют и такие волны жизни: большой урожай шишек в хвойном лесу — много белки, урожай низкий — численность ее падает. И ритм этот не зависит от хищников — соболя и куницы. Да и взрыв численности белки, если высокие урожаи кедрового ореха, еловых семян, лиственницы, сосны вдруг совпадают по времени, соболь приостановить не в состоянии. Хищник этот может только «срезать пик» на кривой роста численности своей жертвы: она не успевает достигнуть своего максимального значения в присутствии соболя...
— «Можно задавать много вопросов относительно способов воздействия хищников на их жертвы и последствий этих взаимоотношений для сообщества в целом»,— пишет известный эколог Р. Риклефс в своей «Экономике природы» (Основы общей экологии.— М.: Мир, 1979). «Например, до какой степени хищники стабилизируют популяцию жертвы или, напротив, вызывают колебания ее численности? Ограничивают ли хищники популяцию жертвы, удерживая ее на более низком уровне, чем это допускает емкость среды? Если хищники столь эффективны, что они могут существенно сокращать популяции жертвы, то как они удерживаются от чрезмерного ее выедания? Какое влияние оказывают хищники на конкуренцию между видами жертвы? Направлена ли деятельность хищников на получение максимальных прибылей. Иными словами, «пасут» ли они популяции жертвы?»
На современном уровне наших знаний, заключает он далее, мы не можем дать определенные ответы на эти вопросы, и отчасти это объясняется тем, что нет такого ответа, который был бы приложим ко всем хищникам.
—    Дело в том, что закономерности в системе «хищник — жертва» глубоко завуалированы и познаются с большим трудом. Проблема эта очень сложна. Для нас еще не совсем ясны, а в ряде случаев совершенно неясны пути выявления качественной и количественной сторон этих взаимоотношений, сложившихся за тысячелетия и миллионы лет эволюции.
Вместе с тем от решения этой проблемы во многом зависит успешность разработки биологических методов борьбы с вредителями сельского, лесного и рыбного хозяйства (да и других отраслей), принципов управления популяциями промысловых и других полезных животных, путей увеличения биологической продуктивности земель^ наконец, вопросов здравоохранения и рекреации.
Практическое использование наших знаний в этой области должно подкрепляться глубоким и всесторонним анализом возникающих ситуаций, крайней Осторожностью конкретных решений. При выработке стратегии нашего отношения к любому виду хищника необходимо в особенности учитывать конкретные условия его обитания, практическую реальность эффективного осуществления тех или иных профилактических мероприятий, их экономическую целесообразность...
И все же о чем говорит опыт изучения поведения такого хищника, как волк?
Пожалуй, важно именно то обстоятельство, что, по свидетельству профессора А. Колосова, волки (а по данным А. Слуцкого, за год этот хищник способен добыть около 90 сайгаков или 50—80 кабанов) уничтожают не только больных и ослабленных животных, «санитарной» функции они не несут, так как 90 процентов их жертв вполне полноценны.
И безусловно, прав был известный зоолог П. Мантей «фель (благодаря фундаментальным исследованиям которого впервые в мире была разрешена проблема раз-введения соболя в неволе), утверждавший, что «отбор в охотничьем хозяйстве должен вести человек, а не волк, «который начисто уничтожает молодняк, беременных самок, а при настах режет всех копытных от косули до лося включительно, не справляясь предварительно, здоровы они или нет».


Более того, волки — разносчики ряда инвазионных, глистных заболеваний. Как известно, у нас этот хищник заражен (нередко от своих жертв) более 50 видами гельминтов, среди которых имеются и весьма опасные для людей. Но особую проблему здравоохранению создают вспышки тяжелого заболевания человека и животных — бешенства, разносчиком которого также является волк (и лисица), так как больной зверь опасен: он быстро расширяет очаг заболевания.


Полное уничтожение в ряде центральных областей РСФСР и глубокое подавление его численности на остальной территории страны к середине 60-х годов не только свели до минимума вред, причиняемый им народному хозяйству, но и почти исключили возможность нападения волка на людей. А ведь в 1946 году у нас имелись волки-людоеды. Широкую известность получили опубликованные М. Павловым материалы о массовом их появлении в годы Великой Отечественной войны (в частности, в Кировской области), да и в период 1975— 1976 годов только в европейской части РСФСР зарегистрировано 36 случаев нападения волка на человека.
Ныне волчий капкан исчезает из обихода сельского жителя, да и обращаться с ним толком вряд ли умеет кто-либо, кроме профессионального охотника или знающего старожила в сельской глубинке. Не уходит ли в прошлое и ощущение той опасности, что вынуждала человека держать наготове капкан?


Конечно, когда угроза миновала, люди забыли об опасности. К сожалению, было забыто и то, что «мир» с кровожадным хищником был восстановлен именно благодаря охоте и охотникам. Последовавшая антиохотничья кампания привела к тому, что чуть было не перевелись опытные охотники-волчатники, а скольких молодых талантливых людей, которые так и не решились тогда пополнить ряды охотоведов из-за непрестижности этой профессии, недосчиталось охотничье хозяйство страны?
Среди биологов-охотоведов в хозяйствах остались лишь энтузиасты охотничьего дела.
Важно то обстоятельство, что ослабление охотничьего пресса буквально за несколько лет быстро изменило ситуацию завоеванного благополучия с волком. Такая же закономерность наблюдается и в поведении других хищников, способных в одиночку или стаей расправиться с безоружным человеком. Такие примеры наблюдались в последнее время в национальных парках США, где, например, панибратское отношение к медведям приводило к человеческим жертвам. Имели место они и у нас в стране, в 60-х годах в Сибири случилась тяжелая медвежья голодовка: хищник тогда не залег в берлогу и бродил всю зиму.
Это закономерно. Человек для ряда крупных хищников, таких, как тигр, медведь, волк, на протяжении всей истории их взаимоотношений был не только конкурентом в использовании животного мира, но и жертвой (экологически). Однако и в этом отношении хищник хищнику рознь: медведь, например, от волка отличается принципиально.


Обсудить вопрос в студенческом форуме

 

Сайт содержит информацию о учебном заведении и студенческой общине и не является официальным